ВОЙТИ ИСПОЛЬЗУЯ: Facebook Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter

Site in other language

Сайт на другом языке

Популярные статьи
  • «Волчий билет» вместо чернобыльского удостоверения
  • Чернобыльцы Раздольненского района приняли участие в мероприятии посвящённом Дню Великой Победы
  • Минфин предложил урезать миллиарды пенсионерам и инвалидам
  • Глас народа
  • Чернобыль война?! 14 часть
  • В Госдуму внесли законопроекты о социальной защите чернобыльцев
  • О ЕДВ инвалиду чернобыльцу с военной травмой - как инвалиду войны
  • Восстание машин, или Трасса "Таврида" глазами крымчанина + Фото
  • Мы низко склоняем голову перед подвигом чернобыльцев и участников ликвидации последствий других радиационных аварий.
  • ЧЕРНОБЫЛЬ. ПАМЯТЬ ЕДИНОГО НАРОДА
  • 5 свежих комментариев
    • 7978732evgen
      Написал(а): 7978732evgen
      В новости: Глас народа
    • 7978732evgen
      Написал(а): 7978732evgen
    • shichkin1967
      Написал(а): shichkin1967
    • pom4er.klim
      Написал(а): pom4er.klim
    • shichkin1967
      Написал(а): shichkin1967
    СЧЕТЧИКИ

    ВИЗИТЕРОВ С 13.12.2015


    СЧЕТЧИК FC ВКЛЮЧЕН 07.07.2016

    Flag Counter

    40 СТРАН, ГРАЖДАНЕ КОТОРЫХ ПОСЕТИЛИ САЙТ БОЛЕЕ 5 РАЗ

    Счетчик посетителей онлайн Рейтинг@Mail.ru
    КЛИКНИТЕ ОТКРОЕТСЯ






















    НОВОСТИ МИРА





    Про каждый день...

    Ближайшие события календаря в России

    Курсы валют ЦБ РФ
    Дата:00:0000:00
    Доллар0.000.00
    Евро0.000.00
    10 гривен0.000.00

    www.radiobells.com #radiobells_script_hash

    ТЕСТЫ





    ПОЧТА, ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ



    ОТЗЫВ О РАБОТЕ САЙТА



    ОЦЕНИТЕ САЙТ http://chernobyl-spas.info/


    Осталось...
    - Законы тщетно существуют для тех, кто не имеет мужества и средств защищать их. Томас Маколей - Закон должен быть краток, чтобы его легко могли запомнить и люди несведущие. Сенека - Законы и установления должны идти рука об руку с прогрессом человеческой души. Джефферсон Т. - Благо народа — вот высший закон. Цицерон - Полагаться на законы и к тому же понимать их положения — только так можно добиться согласия. Сюньцзы - Кто для других законы составляет, Пусть те законы первым соблюдает. Чосер Дж. - Крайняя строгость закона — крайняя несправедливость. Цицерон - Многочисленность законов в государстве есть то же, что большее число лекарей: признак болезни и бессилия. Вольтер - Законы подобны паутине: если в них попадется бессильный и легкий, они выдержат, если большой — он разорвет их и вырвется. Солон - Наряду с законами государственными есть еще законы совести, восполняющие упущения законодательства. Филдинг Г. - Мудрый законодатель начинает не с издания законов, а с изучения их пригодности для данного общества. Руссо Ж. - Знание законов заключается не в том, чтобы помнить их слова, а в том, чтобы постигать их смысл. Цицерон - Знать законы — значит воспринять не их слова, но их содержание и значение. Юстиниан - Законы пишутся для обыкновенных людей, потому они должны основываться на обыкновенных правилах здравого смысла. Джефферсон Т. - Хорошие законы могут исправить заблуждения в душе, счастливо рожденной и невоспитанной, но они не могут добродетелью оплодотворить худое сердце. Державин Г. Р. - Нет человека, стоящего выше или ниже закона; и мы не должны спрашивать у человека разрешения на то, чтобы потребовать от него подчиняться закону. Подчинение закону требуется по праву, а не выпрашивается, как милость. Рузвельт Т. Уважаемые, посетители на нашем сайте начато создание силами участников ЛПК на ЧАЭС, однополчан, побратимов, родных и близких, крымчан пострадавших вследствие катастрофы на ЧАЭС, ПОРовцев, участников ликвидации последствий других ядерных аварий - электронной версии «Книги Памяти» - сводного поименного списка умерших крымчан, подвергшихся воздействию радиации. Для входа в Книгу и внесения данных кликните в меню – Книга Памяти. Открыв ее следуйте инструкции размещенной в публикации. Спасибо всем за участие в создании Книги Памяти. Огромное спасибо лично Геннадию Анатольевичу Самбурскому из Джанкоя, первому откликнувшемуся на призыв о создании Книги.
      ДВЕРЬ
    28-01-2018, 19:20 | Автор: pom4er.klim | Категория: Творчество
    ДВЕРЬ
    ДВЕРЬ. АЛЕКСАНДР КУПНЫЙ
    идея рассказа возникла много лет назад и несколько раз переписывалась, как будто для разных вариантов будущего был написал свой вариант
    в нашей ветке временных событий существует этот, который немного отличается от того, который был написал три года назад *)


    Когда-то я думал, что быть самому это здорово. Ни перед кем не надо отчитываться: куда пошел, где был, почему поздно вернулся? И только приобретя эту мнимую свободу задумался: «Что с ней делать?»
    Вот ты один, не отягощенный женой и её капризами, предоставлен сам себе.

    И?

    В двухкомнатной квартире уже не бегает с детской гитарой 4-х летний сын и не поет: «Ябочки на снегу», жена не пристает с какой-нибудь фигней, даже попугай Изя не орет в клетке! Бывшая с сыном уехали из города, у неё новый муж, новая жизнь.
    Ты один со своей свободой и ущемленным самолюбием.
    Особенно плохо становиться вечером в длинный выходной, после ночной смены.
    В дверь стучались чаще всего собутыльники.

    Когда бывал трезв, то ненависть к её новому мужу, к себе самому кусалась изнутри. Как крыса, она цеплялась лапками, вонзала мелкие, острые зубы в сухожилия и мышцы, царапала ребра, разрывала легкие: оторвет кусочек и жрёт, жрёт, жрёт. Становилось трудно дышать, не хватало воздуха.
    От бессилия и отсутствия воли я заливал эту крысу водкой. Утопить её не удавалось, плавала, стерва, хорошо. Но на время успокаивалась.
    Пить дома в одиночку надоедало, убирать срачь после пьянок тоже, и я спускался в ганделик, обустроенный в подвальчике дома.
    И вот опять сижу здесь, в полумраке с дежурной бутылкой водки и каким-то подобием закуски. Сижу и тихонько беседую со своим самолюбием, которое как всегда было за разливающего.

    Разговор начинал я.

    - Они уехали.
    - У них любовь.
    - Да?
    - Да.
    - А я, а мне?!
    - Хрен тебе…
    - У них семья. Они вместе.
    - А ты ни кому не нужен…
    Глаза становились влажными, сейчас покататься пьяные слезы, комок в горле уже выдавливает их.
    - Але! Униженное самолюбие, а ну не спать!
    - А ты не реви!
    - Налей-ка ещё…

    Самолюбие услужливо бросилось наливать.
    Чья-то рука остановила процесс разлива:
    - Погоди, мимо льешь.
    «Это что ещё за хрен с бугра? Моя водка, что хочу, то и делаю» - это должно было читаться в моем взгляде, но не уверен, что так и было.
    - Не понял. Хочешь выпить? Так и скажи, и мое израненное самолюбие тебе нальет.
    «Оставь свое самолюбие в покое».
    - Опять не понял. Это ты сказал или я подумал?
    - И сказал и подумал.
    - Опять не понял. Чё те мужик надо? Я тя знаю?
    Пытаюсь всмотреться в лицо напротив. Небритый. Типа бороду отпускает или лень бритву в руки взять. В тусклом свете плохо видно, да и выпил уже порядочно. Вижу лишь сухое, вытянутое лицо. Вроде, как похож на кого-то из детства.

    - Димон, - он протянул руку.
    - О! – встрепенулся я - Так моего друга зовут, – пожал его руку - Александр.
    «Я и есть твой сосед по площадке. Только другой, он и не он. Долго объяснять».
    - Знаю, что Александр. Я много чего знаю. Мне с тобой поговорить надо.
    Мое самолюбие насторожилось и, прищурив глаз, спросило:
    - Много это сколько? И что именно?
    - Где работаешь и как давно, что развелся и почему пьешь не просыхая, что сына зовут Митя, и бывшая увезла его в другой город.
    Тупо молчу.
    - Ты её любишь? – Димон спросил так, будто мы весь вечер только об этом и говорили.
    - Сначала выпьем.
    - Ну давай, раз ты без этого никак – с некой издевкой сказал он. Это типа он хотел сказать, что я слабак и не могу отказаться и не выпить.
    Да – не могу и мы с самолюбием выпили.
    - Больно, что тебя бросили? – его взгляд из полумрака буравил мне мозги.
    Кивнул.

    Раздражение и гнев стали подниматься из глубин моей мирной, но пьяной души.
    «Бля и чё тебе надо? Какое твое сучье дело!? Прикидывается тут другом детства»
    - Успокойся, раз я здесь, значит, есть у меня к тебе дело – сделал паузу и продолжил - ты же хочешь, чтоб любимая тобой женщина была счастлива?
    «Что за дела?! Ты чё в моей башке копаешься?!... Да хочу, чтоб она была счастлива, но тебе, что до всего этого?!»
    «Вот и радуйся, что она счастлива, пусть не с тобой, но счастлива. Ты же этого хотел, чтоб она смеялась и радовалась жизни? Ты не сумел ей дать этого. Прими и отпусти. Люби и дальше, коль уж не можешь разлюбить, но отпусти. Водкой не поможешь».
    -Ты это сказал или я подумал?

    Димон улыбнулся:
    - Какая разница, главное ты услышал и понял.
    Самолюбие попыталось напомнить о себе, но я его послал куда подальше.
    - У меня к тебе предложение, которое кардинально изменит твою жизнь, если ты намерен её изменить.

    Молчу, стараюсь найти его глаза.
    - Знаю, что ты в последнее время между бутылками водки читал много разной эзотерической литературы, об энергиях Земли, Космоса.
    - И что?
    - Зона тебя выбрала.
    - Кто?!
    - Зона, в нашу закрытую группу.
    - Зона выбрала!? Тю, что за байда…
    - Не спеши, ты же веришь, что всё вокруг нас – энергия. В Зоне образовалась своя энергетика, после аварии она развивалась и самоорганизовывалась. Теперь Зона сама решает, кого допустить к себе и своим тайнам, а кого нет. Честно говоря, мы понять не можем, что она нашла в тебе. Да и я знать не хочу, мое дело тебе предложить, а ты сам решай. Только уйдя к нам в Зону, назад дороги не будет.
    - К вам? Сколько вас там?
    - Хватает.
    - Темнишь. Информации мало.
    - Достаточно чтобы задуматься о своей никчемной жизни здесь и сейчас, и о том, чтоб всё изменить.
    - Ну-у-уу, я-а-а-а, не уверен…
    - Так. Я тебе сказал. Пошли на воздух провожу домой, ответ должен быть завтра. Откажешься – хоть залейся и утони. Только её ты этим не вернешь, и она тебя будет презирать за слабость.
    Стоя под уличным фонарем, я рассмотрел его. На самом деле очень похож на того Димона. Три друга детства: Костька, Димон и я. Он улыбнулся, ну прям Димоновская ухмылка!
    - Ты сейчас мозги не напрягай. Не получится. Вот если будешь в Зоне, там скорее поймешь.

    Довел до подъезда.

    - Подниматься не буду. Иди, проспись, завтра зайду – похлопал по плечу, развернулся и пошел, растворяясь в свете уличных фонарей.
    Ночью мне снилась Зона, большая зеленая, желтая, с багряными переливами, постоянно меняющаяся и там, в листве, в кущах и зарослях мелькал образ Настеньки.
    Я пошел за ней и оказался в группе сталкеров.

    ***
    Жили в лесу, казалось, что далеко от Чернобыля и самоселов, но на самом деле рядом. Понятие расстояние, как и время, у Зоны было свое. По сути, наша Зона была внутри Чернобыльской зоны, к которой все привыкли, это как матрешка.
    Двухэтажный сруб стоял на высоком берегу реки Свяжа. Первый этаж – гостиная, зал спокойствия, архив, кухня, кладовые. На втором – личные комнаты. Под домом ещё два этажа лабораторий и хранилищ.
    Рядом наземный исследовательский корпус и зверинец. Там мы изучали новых и изменившихся старых обитателей Зоны.
    За высоким забором стояла 30-ти метровая мачта энергоснабжения.

    После относительно спокойных зим, весной просыпались и активизировались все. И звери, и растения.
    Первой, как правило, вылезает из своей норы-лабиринта лиса-веревка.
    Вот уж дивное создание, способное пролезть в любую щель или дыру размером с её нос. Если пролазил нос, то и всё остальное, вытянувшись в струнку, просачивалось, куда ей надо было. Только в этот момент её и можно было поймать. Именно на эти несколько мгновений она теряет способность слышать, видеть и обонять. Вот такая расплата за гуттаперчивость. Для человека лиса совершенно безопасна, даже если поймаешь, не укусит, а просто утечет сквозь пальцы. Питается мышами, кротами, личинками насекомых. Изредка лакомится яйцами птиц.

    Кроме того, продираясь сквозь кусты можно было попасть в паутину-липучку. Эти безобидные на вид паучки просыпаются с первой капелью и старательно начинают разбрасывать свои сети. Сначала медленно делают завязь: маленькие, темные шарики, которые они около недели греют своими брюшками, а потом выстреливают ими в выбранное место. Шарик прилипает, дня три зреет и лопается, разбрасывая во все стороны тончайшую паутинку. После этого приползает хозяин паучок и делает заключительный аккорд: смазывает нити липкой, паралитической смазкой.

    В начале марта появлялись первые подснежники, которые особо красивы были поздним вечером и в предутренние часы. Сначала они начинали светиться мягким, пушистым светом, а с наступлением темноты ярко вспыхивали и гасли. Перед самым рассветом их лепестки начинали искриться, как будто затухающие звезды отдавали им свой последний блеск и прощались с вами навсегда.
    В апреле расцветает колокольчик-будильник. Каждый день, ровно в шесть утра можно было услышать серебристые перезвоны. И так до самого октября, когда угасает последний колокольчик. Аккуратно срезанный и поставленный в вазу со специальным раствором он может будить вас в течение месяца. При этом служит ещё и ночником. В первые два часа после захода солнца колокольчики слабо светились.

    Хищники вроде волка, медведя, кабана исчезли. Как мы потом выяснили, их функцию взяла на себя Зона. Вместо них стали появляться ползучие, гремучие, тихие и падучие пяди. Всё живое, попавшее в пядь или случайно зацепившее её край, затягивалось вовнутрь и бесследно исчезало.
    Погибло трое сталкеров, пока они разобрались, что к чему.
    Ротация в нашей группе была постоянной, век полевого разведчика оказался недолог. Нас семеро сталкеров, плюс трое из блока обслуги, которые никогда не покидали базу, обеспечивая её круглосуточную жизнедеятельность. В нашу работу не лезли и жили отдельно.

    Был ещё отряд погранцов. Занимались охраной периметра Зоны. Чтобы случайно никто не мог проникнуть к нам и от нас никакой зверь не убежал в мир, откуда мы сами пришли. Они были постоянно в движении, имели свою сигнальную систему и свой канал связи с Зоной. Когда кто-то при случайном стечении пространственно-временных и климатических условиях проникал внутрь периметра, Зона извещала погранцов где это произошло.
    Не знаю, как у погранцов, но наши ряды частенько редели. Тогда Зона отбирала нового кандидата, и через некоторое время он стучался в нашу дверь.

    ***
    Стук в дверь. Господи, кого это принесло? Который час? Встаю, под ногами холодный пол, странно, а где ковер? Что за каменные плиты под ногами? Стоя у дверей, переступаю с ноги на ногу:
    - Кто там?
    Тишина. Холод уже не только от пола, но и от двери. Ручка в инеи. Опять стук, отозвавшийся эхом в голове.
    Иней под ладонью тут же тает и тяжелыми каплями падает в озеро под дверью. Поворачиваю ручку и открываю. Обдало темнотой и из неё проявилась Она. В балдахине с капюшоном на голове, вплывает в комнату.

    Лицо не видно. Следом тянутся черно-серые дымчатые нити, как сигаретный дым, и растворяются за дверью, которая сама закрывается с хрустом ломающегося льда.
    Гостья медленно развернулась ко мне. Между светло-серыми складками балдахина черная пропасть. Тонкие прозрачные руки у меня на плечах, чувствую ногти и холодные подушечки пальцев. Глаза, огромные голубые кусочки льда. Они прекрасны! Длинные ресницы, как лапки паучка царапают щеки. Мокрый нос…
    Мокрый нос!?

    Ласуня, ты меня опять разбудила!
    Улыбнулся этой остромордой проказнице. Своими длинными, мягкими усами она щекотала мне лицо, при этом влажным, холодным носом тыкалась в щеку, пытаясь лизнуть, но моя двухнедельная щетина ей явно не нравилась.
    За дверью на самом деле кто-то был. Ласуня резко вздернула уши и вытянулась в струнку: уловила шорох, потом тихий стук.
    Пришлось встать. В полумраке коридора угадывался силуэт Димона.

    Я отступил, давая ему возможность зайти. Немного помедлив и обернувшись по сторонам, он зашел. Мы не виделись около двух недель. Его лицо приобрело мягкий пергаментный оттенок, скулы обтягивала кожа, так, что казалось она вот, вот лопнет.
    - Мне надо с тобой поговорить – губы практически не шевелились, но мне показалось, что услышал шелест бумаги.
    Он был замотан по самое горло. Руки в легких перчатках.
    - Говори. Позвать ребят?
    - Не надо, меня никто не должен видеть. Я скоро уйду, – он так сказал «уйду», что я понял: случилось, что-то из ряда вон выходящее и он собирается не просто уйти из группы. Он собирается уйти навсегда.
    - Прошу тебя ни о чем не спрашивай, я сам всё расскажу, ну, почти всё, и уйду. Что делать дальше – решать тебе, - он как всегда был не очень-то многословен.
    Признаться, иногда с нами происходили странные вещи, непонятные и порой неприятные. Но мы тут же собирались, делились мыслями. Чаще всего это помогало. Димон не хотел нашей помощи, он пришел за ней ко мне. И это насторожило.
    - Я нашел Дверь.

    Глаза мои округлились.
    Примерно с год назад каждый из нас начал получать от Зоны еле уловимые сигналы, что где-то появился проход в другое время и измерение. Портал. Мы это иногда обсуждали, но не копали глубоко, знали, что со временем этот вопрос созреет, и мы выйдем на него, когда будем готовы.
    Так было всегда. Зона посылала нам сигналы, каждый из нас по-своему их принимал и обрабатывал, а потом мы складывали целую картину.
    Но примерно 3 месяца назад обсуждение и поиски Двери прекратились. Зона затихла, как будто мы уже её нашли. Теперь понятно, почему затихла.
    Димон вышел на Дверь и никому не сказал.
    - Рядом была новая сущность, ещё молодая, неокрепшая и я подумал, что она никак не помешает и не повлияет. Однако я ошибся. Первым появился соблазн зайти туда самому, не дожидаясь вас, не обсуждая. Оказался в своей прошлой жизни. Сначала был просто наблюдателем, потом стал проживать разные моменты, а затем и смог исправлять, то, что мне казалось ошибочным.
    Димон замолчал, низко склонив голову. Пошевелил пальцами в перчатках, провел ими по лицу и волосам, как будто умывался, и я опять услышал шелест мятой бумаги.
    - Я захотел много денег, чтоб жить беззаботно, - изобразил подобие мечтательной улыбки, - Хотел выйти из Зоны, - он приподнял руку, как будто хотел меня остановить, – Знаю, что из Зоны не уходят. Знаю, что если она выбрала, то это до конца. Но я захотел вырваться! Но потом кое что изменилось: моё отношение к Зоне.
    - Сущность повлияла? - предположил я.
    - Думаю да, к тому времени она уже не покидала меня. Вы её не могли увидеть или почувствовать, эта новая разновидность искусно маскируется. Она и сейчас со мной. Но не бойся, ты ей не нужен. Сама выбирает себе хозяина и не покидает его. Встретить её можно только у Двери. И мне кажется, что Зона не управляет ею. Это нечто новенькое в её структуре.
    - Димон, Зона не сказала нам про Дверь, скорее всего, потому, что мы не готовы были. А ты её нашел. Зона совершила ошибку и сейчас её исправляет.
    - А может наоборот? Специально выбрала меня, чтобы посмотреть: что будет? Главное сначала всё шло достаточно успешно. Я буквально вылизал свою жизнь, но всё равно возвращался в Зону! Даже когда стер мою вербовку сюда. Стал стирать первые проходы в Дверь.
    - Похоже, ты сам себя стираешь, - тихо сказал я – и да, возможно, Зона проводит над тобой эксперимент. Она стала сильнее и выдает нам лишь то, что считает нужным.
    - Помоги… не мне, нам всем.
    - Не понял.
    - В погоне за своей, личной выгодой я не понял главного.

    Долгое молчание.
    - Я думаю можно и нужно стереть Зону.
    - Что?! Димон, она нас слышит, видит, как ты...
    - Не бойся. Сущность. Я же сказал, что Зона не управляет ею. Мы сейчас с тобой накрыты щитом сущности. Зона не может знать о чем мы на самом деле думаем и говорим. Для неё мы обсуждаем последние результаты исследований.
    - А Гелла?
    Гелла была нашим детектором лжи, тенью группы. Знала всё про всех. Она так смотрела тебе в глаза, что скрыть что-либо было просто не возможно. Маленькая, хрупкая женщина неопределенного возраста. С острыми чертами лица и большими озерами черных глаз. Была прозрачно тихой и незаметной, и всегда под рукой. Стоило подумать, что неплохо бы поговорить с Геллой, и ты сразу замечал её рядом. Как будто она проявлялась из воздуха.

    - Она ничего не знает. Видит безобидные картинки.
    - Сегодня прямо вечер открытий. Теперь давай я изложу, что понял из всего, что ты рассказал.
    Он молча кивнул, медленно откинулся на спинку кресла.
    - Зона подсказала тебе, где Дверь и дала войти. Ты попал в свою прошлую жизнь, появился соблазн что-то изменить, в надежде, что изменится и будущее. Менял, стирал, но возвращался в Зону. Потом тебя посетила мысль, что Зона это зло. Ты стал искать возможности что-то так изменить, чтоб её не стало. В результате ты потерял силы, энергию и Зона не даёт тебе возможность восстанавливаться: она избавляется от тебя. Видимо что-то заподозрила в твоих действиях. Правильно?

    - В общих чертах: да.
    - Ну тогда логичнее предположить, что Зоне проще никого не подпускать к Двери, спрятать её, оградить липучками, пядями, энергобарьерами, чем угодно.
    - Она пробовала. Дверь меняет своё положение.
    - О как. Как же я её найду? Да и пустит ли Зона?
    - Я расскажу как найти. А Зона... тебя пустит.
    - Почему?
    - Поверь, просто знаю. Кажется, я начинаю понимать, зачем Зона тебя выбрала. Может я и схожу с ума, но видимо она хочет что-то испытать, чего у неё ещё нет, но есть у нас. У неё нет чувств, эмоций, переживаний, только рациональный расчет. Она не может просчитать как Дверь повлияет на её существование. Видимо Дверь – побочный продукт её развития и без нашей помощи она не может понять: что с этим делать. Зона не может пройти в Дверь, а там тысячи тысяч вариантов! И ещё. Если честно я не уверен, что ты сможешь помочь мне, но надеюсь, что сможешь предотвратить рождение Зоны, - он опустил голову, сжался.
    - Рождение Зоны.... но всем вместе было б легче…
    - Возможно, но кто знает у кого какие скрытые слабости, и во что это может вылиться. У тебя же одна сильная слабость: любовь, - он изобразил подобие улыбки, - Сильнейшее чувство созидания и разрушения. Может быть, Зона хочет через тебя управлять Дверью, раз сама не может, и сделать тебя Смотрителем? Она же не знает истинной твоей цели. Главное что б и ты не забыл о ней.
    - Кроме того, - после небольшой паузы он продолжил, - путеводная нить есть только у нас с тобой. Случайность ли это? Именно она поможет тебе всегда находить Дверь.

    Димон замолчал. Мочал и я, мысли кружили хороводом: "Имеет ли смысл идти самому? Не хочется быть марионеткой... но кто мы есть? Мы и так делаем лишь то, что даёт делать Зона. Мы её глаза, уши, руки. Только поначалу казалось, что это равноправное сотрудничество, а теперь оказывается, что нет... можно бунтовать сколько угодно, отсюда выхода нет, разве что прыгнуть в пядь..."
    - Так ты сходишь? - Димон приподнял голову, - Может заметишь, то, что упустил я в погоне за своей целью, может у тебя получится изменить эту реальность?
    - Эту реальность?
    - Да, ты правильно понял. Зона набирает силу. Этого не должно быть.
    После долгого раздумья я согласился:
    - Хорошо, я попробую.

    ***
    Через пару дней после этого разговора утром меня навестила Гелла, хоть я её и не звал. Успел привести себя в порядок и варил кофе, когда услышал, как за спиной скрипнула спинка кресла.
    - Когда ты уже его поменяешь?
    - Гелла, - я повернулся с туркой в руках, - я вроде тебя не звал.
    - Но кофе угостишь? - с тонкой улыбкой спросила она, - у тебя он получается самый вкусный.
    - Хоть лесть, но приятно, - улыбнулся я в ответ, разливая кофе по чашкам, - я поделюсь с тобой. Что привело ко мне в столь ранний час? Не желание же выпить кофе.
    - Твое кофе я готова пить каждое утро, но, - она взяла протянутую мной чашку и осторожно отхлебнула, - Мммм, вкуснятина, - и глядя мне в глаза поверх чашки дымящегося кофе, сказала, - Будь осторожен, - черная бездонность глаз окутывала, - я знаю, что случилось с Димоном, сумела немного подстроиться под его сущность, которую он подцепил у Двери.
    - Ты знаешь про Дверь!?
    - Не шуми, - она приложила палец к моим губам, - знаю. И знаю, что Зона пока не хочет, чтоб узнали остальные. Она ещё не определилась, что с этим делать.
    - Выходит у неё определенные виды на меня?
    - Может это и есть то, ряди чего, она тебя когда-то выбрала? – чернота её глаз отступила, она положила мне в ладонь твердый, шершавый шарик, - не спрашивай, что это, но всегда носи с собой. Это чтоб не подцепить сущность. Зона ищет возможности избавиться от нее, я помогаю. Она оказалась побочным эффектом появления Двери. Пока нашли способ не подпускать ее к нам.
    Отхлебнула ещё несколько глоточков:
    - И как у тебя получается это делать? Такой вкусный кофе, я имею ввиду.
    - Я это делаю с любовью. Ладно, хватит про кофе, что ещё тебе известно?
    - Ты же знаешь, что узнать удается не больше, чем позволяет Зона, - Гелла грустно улыбнулась, она очень красиво улыбалась, даже грустно, - И сейчас я сказала лишь, то, что дала сказать Зона, – и, помолчав, добавила, - Мы же игрушки в её руках, а рук у неё много….

    Она никогда не была столь откровенна и сейчас походила на девочку-подростка с уставшим лицом, гусиными лапками морщинок у глаз и седыми волосами. Господи, я раньше не замечал её седину! Она опять тихо улыбнулась:
    - Да, я начала сильно и быстро седеть, как только занялась проблемами Двери. Видимо много энергии уходит. Потому будь очень, очень осторожен.
    - Хорошо, я обещаю, и твой подарок буду носить с собой, - искренне солгал я. Когда сам веришь, что говоришь, то любая ложь становится правдой, хотя бы на время.

    ***
    Когда я решил пойти к Двери, то нить помогла найти её. Мне уже знакомо это тянущее чувство. Как будто тебя на уровне солнечного сплетения что-то держит и тянет, и если уходишь не в ту сторону, хватка слабеет или пропадает совсем.

    Помню, когда первый раз это почувствовал, то испугался, подумал, что сейчас из меня все кишки вытянут! Тогда я пошел проведать семейства бобров, как вдруг что-то запустило свою руку ко мне в живот и резко дернуло. Упал, крепко обхватил себя руками. Внутри что-то шевелилось. Боль, перекатываясь свинцовым шаром внутри, сконцентрировалась в районе солнечного сплетения и взорвалась. Кажется я закричал. Не помню.
    Очнулся когда небо было усеяно звездами. Верная Ласуня сидела рядом и влажным, холодным носом тыкалась в лицо. Забеспокоилась, что не вернулся к вечеру, и нашла меня здесь. Перевернулся на спину, боли не было. Ласуня тут же запрыгнула на грудь и мягким теплым языком, который всегда пах топленым молоком, лизнула в щеку. Длинный пушистый хвост выписывал пируэты радости.

    Я легко поднялся. Пушистый комочек, быстро перебирая цепкими лапками, взобрался на плечо и преданно заглядывал в глаза. Ласуня чувствует, что я изменился и её это не пугает. Ну что ж, значит и мне пока не стоит беспокоиться.
    Положил ладони себе на живот и грудь. Что там появилось, или открылось? Зона показывает нам, какими мы можем быть или переделывает нас под себя?
    Вернувшись в лагерь, рассказал о случившемся Гелле.
    - Ну вот, поздравляю, - сказала она тихо, - теперь и у тебя есть путеводная нить. Зона не каждому её дает, - она улыбнулась.

    ***
    Следуя за нитью, я вышел на край поля, заросшего травой по колено. Ясное, голубое небо с одинокими облаками, легкий ветер гонит по полю зеленые волны. Будь это где-то в другом месте: упал бы в бархатистую траву, зажмурился от солнца и наслаждался щебетаньем птиц, потрескиванием крыльев стрекоз, шелестом травы. Но это Зона, расслабляться нельзя. Осторожно сделал несколько шагов. Ничего. Чувствую, что где-то рядом, то к чему я шел. Достал бинокль. Вот. Зеленые волны огибают одно место.

    Подойдя ближе, увидел круг равномерно примятой травы. И безмятежно тихо. Два шага назад: шум ветра, пенье птиц, трава шуршит под ногами. Два шага вперед, и такая тишина, что кажется слышно, как облака соприкасаются и трутся друг о друга. Осталось вступить внутрь круга.
    Поднял голову к солнцу, как будто хотел попрощаться с ним и переступил невидимую черту.

    "...опять Изя разорался, и спать не дает... я ж после ночной, дайте поспать!... у пернатая...", опускаю ноги с кровати. Трава.
    "не понял... я всё ещё сплю? тут должен быть ковер... вот он просматривается..."
    "получилось! как быстро и незаметно, никаких ощущений... хотя нас тут двое, в одном теле, об этом Димон ничего не говорил..."
    "странное раздвоенное чувство, как будто я здесь и не здесь, ещё во сне... кажется, я даже эту траву ощущаю... страшновато как-то..."
    - Папа, папа! Ты уже проснулся? - в комнату вбежал маленький сын с игрушечной гитарой наперевес, - пойдем гулять?
    "это же Митя! такой маленький... в какой же год я попал, явно до развода.."
    - Милый, я тебе говорила, что твою Изю надо маме отдать? - следом вошла Настя в кухонном фартуке, - Ну орет же целыми днями, хоть закрывай клетку покрывалом, хоть не закрывай!
    "Настенька, а я уж стал забывать какая ты у меня... была..."
    - Что с тобой? - Настя присела рядом, и улыбнулась - Ау, ты с нами? Мы здесь твои родные и близкие.
    - Что-то не пойму, вроде проснулся, а вроде нет, голова чугунная.
    - Сходи в душ, погуляй с Митенькой, всё равно уже не поспишь, - и пригрозила, - только без пива! Смотри мне.
    "...для первого раза хватит... думаю надо уходить..."

    Упал в траву. Ночь. Серп Луны. Небо усеяно звёздами.
    Там несколько минут, здесь несколько часов.
    Вдыхая прохладный воздух ночи, я лежал и смотрел в бездонное ночное небо.
    Справа и сзади послышалось легкое потрескивание. Резко вскочил на ноги и обернулся. От границы круга, от Двери отделилась небольшая сфера, и тускло переливаясь, зависла на уровне моих глаз. Изучала меня? Нет, это сущность и она спрашивает разрешения присоединиться. По сути, предлагает сотрудничество.

    Мысленно дал добро. Сфера невысоко поднялась над головой, растеклась куполом вокруг меня, мерцание растаяло.
    Всё? Теперь я под защитой? Тишина, ни мыслей, что удивительно, ни ощущений.

    К утру вернулся на базу.
    ***
    С того дня я много раз проходил в Дверь и благополучно возвращался с новыми знаниями о времени.
    Научился не вламываться в мозги самого себя или другого носителя в прошлом, а быть рядом, даже вне тела, но при этом оставалась способность влиять на принимаемые носителем решения.

    Изменения начинал с простых, малозначимых событий бытового уровня. Постепенно поднимал уровень значимости.
    Признаться ниже 1970 года не уходил. Ради интереса попробовал и понял: не моё это время. Не понимаю я его, а если не понимаешь, то лучше не лезь.
    Но куда бы, не уходил, что бы, не менял: всегда возвращался в Зону.
    Даже когда, детально изучив 1986 год, стал вносить изменения в апрельские события. Измененный вариант существовал недолго, он как бы блёк и растворялся в общем потоке времени.

    И я понял.

    Считалось, что любые изменения прошлого меняют настоящее, у которого появляется другое будущее. Но Дверь показала, что это не так. Как бы ты не корректировал прошлое, река жизни некоторое время будет бежать по новому, но потом неминуемо вернётся в проторенное русло.
    Аксиома: меняя прошлое, будущее не изменить. Каким оно будет, решается не в прошлом, а в настоящем. Именно здесь и сейчас мы решаем, каким будет наше будущее. Коррекция прошлого ничего не дает. Лишь временные изменения, которые вскоре сглаживаются.

    Видимо, чтобы это выяснить, Зоне нужен был сначала Димон, потом я. С нашей помощью она убедилась, что бессмертна и перестала прятать Дверь.
    Никто не сможет, вернувшись в 1986 год предотвратить Чернобыльскую катастрофу и, как следствие, рождение Зоны.

    Кроме того, я утвердился в мысли: это не мы изучаем Зону, а она с нашей помощью изучает себя, свои новообразования, учится ими управлять. Мы её обслуживающий персонал, которым она в случае необходимости и целесообразности пожертвует или даст вольную, как награду за верную службу.

    Финальное отступление

    Сумерки.
    Стык светлого и темного.
    Можно просто сказать: вечерело. Но тогда пропадает таинственность, загадочность. Сумерки в Зоне – это что-то неземное. Кажется, что в это время здесь пересекаются разные миры, переливаются, как вино из бутылки в бокал, перекатываются, как галька морской волной, смешиваются, как разноцветный дым.

    Сумерки вползают в Зону тихо, медленно и также незаметно уступают место ночи. Во время сумерек я чувствовал чьё-то присутствие, разных сущностей или существ. Дыханье, шепот, бормотанье, взгляды. Как будто меня изучают. Как будто за сумеречным занавесом стоит некто (нечто) и пытается лучше рассмотреть, понюхать, потрогать. Залезть ко мне в сознание, покопаться и выяснить кто я, что я, чего хочу, опасен или нет.
    Так и стоим по разные стороны сцены, спрятавшись за кулисы в ожидании, когда занавес откроется, мы выйдем и сыграем каждый свою партию, а Зона будет зрителем и оценит нашу игру.

    Эпилог

    Видимо я хорошо сыграл свою роль и Зона дала мне вольную. Но ненадолго.
    Спустя 2 месяца после возвращения меня госпитализировали с непонятной болезнью, которая буквально высасывала все мои силы. Я высыхал, и казалось, трескался внутри и снаружи, как трескается земля во время засухи.

    Понимаю, что скоро получу прописку в Чернобыльском квартале*. Оттуда Зона меня заберет к себе. Каждой клеткой своего усыхающего тела я чувствую её.

    Знаю, что со временем это страшное, трагическое событие 26 апреля 1986 года поблекнет в памяти людской, покроется сетью трещин, и на старые краски лягут новые чьи-то воспоминания, которых возможно даже и не было.
    Но Зона останется.
    ______________________________________________________________
    *- кладбище в Славутиче


    Дверь
    6 ИЮНЯ 2017 Г.
    ДВЕРЬ АЛЕКСАНДР КУПНЫЙ

    Читайте публикацию: http://chernobyl-spas.info/publikacii/12023-rozhdenie-chernobylskih-skazok.html

    Если Вам понравилась новость поделитесь с друзьями :

    html-cсылка на публикацию
    BB-cсылка на публикацию
    Прямая ссылка на публикацию

    Смотрите также:
     |  Просмотров: 151  |  Комментариев: (0)
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
    Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

    Добавление комментария
    Ваше Имя:
    Ваш E-Mail:
    Код:
    Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
    Введите код:





    ПОНРАВИЛАСЬ НОВОСТЬ ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ:




    НОВОСТИ НА MEDIAMAPS ОТ MEDIAREPOST