Участникам ЛПК на ЧАЭС, пострадавшим от радиации, потерявшим кормильца, ВВЗ, ЕДВ Геннадий Долженко: «В Чернобыль нас провожали как на войну» » Чернобыльский Спас

Мобильная версия > Главная Законы + НПА + Документы Объявления, ответы на вопросы Публикации Судебная практика Творчество Видео, аудио Глас народа Здоровье

Симферополь:



Популярные статьи
  • В «Сириусе» начал работу XIII Международный форум «АТОМЭКСПО-2024»
  • Состоялся XV Съезд Союза "Чернобыль" России
  • Центральный Совет Союза "Чернобыль" России сформировал Центральное Правление
  • Постановления XV Съезда Союза "Чернобыль" России
  • В Звенигороде прошла 51-я международная конференция по физике плазмы и управляемому термоядерному синтезу
  • 5 свежих комментариев
    • shichkin1967
      Написал(а): shichkin1967
    • Александр Алексеевич
    • pom4er.klim
      Написал(а): pom4er.klim
    • Александр Алексеевич
    • Александр Алексеевич
    КНИГИ О ЧЕРНОБЫЛЕ





























    ФИЛЬМЫ О ЧЕРНОБЫЛЕ









    КЛИКНИТЕ ОТКРОЕТСЯ



















    НОВОСТИ







    Курс валют предоставлен сайтом old.kurs.com.ru






    СВЯЗЬ С АДМИНОМ САЙТА V







    СЧЕТЧИКИ



    Флаги стран, граждане которых посетили сайт 55 и более раз

    Flag Counter

    СЧЕТЧИК FC ВКЛЮЧЕН 07.07.2016

    Flag Counter СЧЕТЧИК FC ВКЛЮЧЕН 20.06.2023
    Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Monitorus. Мониторинг сайтов и серверов.


    ОЦЕНИТЕ САЙТ
    Анализ сайта
    - Законы тщетно существуют для тех, кто не имеет мужества и средств защищать их. Томас Маколей - Закон должен быть краток, чтобы его легко могли запомнить и люди несведущие. Сенека - Законы и установления должны идти рука об руку с прогрессом человеческой души. Джефферсон Т. - Благо народа — вот высший закон. Цицерон - Полагаться на законы и к тому же понимать их положения — только так можно добиться согласия. Сюньцзы - Кто для других законы составляет, Пусть те законы первым соблюдает. Чосер Дж. - Крайняя строгость закона — крайняя несправедливость. Цицерон - Многочисленность законов в государстве есть то же, что большее число лекарей: признак болезни и бессилия. Вольтер - Законы подобны паутине: если в них попадется бессильный и легкий, они выдержат, если большой — он разорвет их и вырвется. Солон - Наряду с законами государственными есть еще законы совести, восполняющие упущения законодательства. Филдинг Г. - Мудрый законодатель начинает не с издания законов, а с изучения их пригодности для данного общества. Руссо Ж. - Знание законов заключается не в том, чтобы помнить их слова, а в том, чтобы постигать их смысл. Цицерон - Знать законы — значит воспринять не их слова, но их содержание и значение. Юстиниан - Законы пишутся для обыкновенных людей, потому они должны основываться на обыкновенных правилах здравого смысла. Джефферсон Т. - Хорошие законы могут исправить заблуждения в душе, счастливо рожденной и невоспитанной, но они не могут добродетелью оплодотворить худое сердце. Державин Г. Р. - Нет человека, стоящего выше или ниже закона; и мы не должны спрашивать у человека разрешения на то, чтобы потребовать от него подчиняться закону. Подчинение закону требуется по праву, а не выпрашивается, как милость. Рузвельт Т.

    КРЫМСКИЙ ПОРТАЛ ЧЕРНОБЫЛЬЦЕВ - ЧЕРНОБЫЛЬСКИЙ СПАС

    Уважаемые, посетители на нашем сайте силами участников ЛПК на ЧАЭС, однополчан, побратимов, родных и близких, крымчан пострадавших вследствие катастрофы на ЧАЭС, ПОРовцев, участников ликвидации последствий других ядерных аварий создается - электронной версии «Книги Памяти» - сводный поименный список умерших крымчан, подвергшихся воздействию радиации. Для входа в Книгу и внесения данных кликните в меню – Книга Памяти. Открыв ее следуйте инструкции размещенной в публикации. Спасибо всем за участие в создании Книги Памяти. Огромное спасибо лично Геннадию Анатольевичу Самбурскому из Джанкоя, первому откликнувшемуся на призыв о создании Книги.
    +++--РЕГИСТРАЦИЯ--+++--ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ--+++--ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ--+++

      Геннадий Долженко: «В Чернобыль нас провожали как на войну»
    13-10-2016, 22:00 | Автор: pom4er.klim | Категория: Публикации
    Геннадий Долженко: «В Чернобыль нас провожали как на войну»
    Геннадий Долженко (на фото в центре) – один из первых
    ликвидаторов последствий атомной катастрофы.

    Вернувшись из зоны отчуждения, он два года не мог ходить, у него диагностировали острый лейкоз. Однако мужчина преодолел себя и начал жизнь снова.

    Невидимый враг

    Трагедия, изменившая отношение человечества к ядерной энергетике, произошла 26 апреля 1986 года. На четвертом энергоблоке Чернобыльской АЭС прогремел взрыв, разрушивший реактор и выбросивший в атмосферу огромное количество радиоактивных веществ. Сейчас мы знаем, чем опасно облучение и как оно влияет на организм, но тогда тысячи людей работали, не представляя какими последствиями это обернется.

    – Мы приехали на объект в августе 1986 года, – рассказывает Геннадий Дмитриевич. – В Волгограде заранее была сформирована бригада из железнодорожников, целью которой было построить дорогу от взорванного реактора и вывести из него ядерное топливо. Все мы уже были семейные, за 30 лет. Мы ехали исполнять свою работу и не думали, что встретимся со смертью.

    Геннадий Дмитриевич и сегодня отчетливо помнит лес, который встретил их по дороге к реактору. Стоял август, а на деревьях не было ни одного зеленого листочка, все будто выжжено солнцем.

    – Мы ехали на литерном поезде без остановок и все это напоминало военные эшелоны, – вспоминает мужчина. – У меня оба родителя были фронтовики, они мало говорили о войне, не любили вспоминать, но вот про то, как встречали их на вокзалах по пути на фронт – говорили всегда. На станциях, когда поезд притормаживал, им в вагоны бросали хлеб, картошку, консервы. А бабушки стояли на перронах и плакали. Мы, когда ехали через Беларусь, встретились с такой же реакцией, видимо память войны еще не оставила старух. Они рыдали и делились с нами едой. Будто провожали нас в последний путь.

    На войне хотя бы каждый знал в лицо своего врага, в Чернобыле враг был невидим, без запаха и цвета. Только ночью в лучах света фонарей над всей территорией стояло рыжее зарево.

    – Мы жили в 12 километрах от станции, но это никак не уберегло нас, – продолжает ликвидатор. – Постоянно давила на психику и гнетущая пустота, отсутствие людей, многих морально убивала эта неизвестность.


    Город-призрак

    Несмотря на то, что Геннадий Дмитриевич выполнял в бригаде роль политработника, пытался мотивировать железнодорожников, ему самому пришлось десять раз побывать в реакторе.

    – Мы заранее обсудили, кто чем займется, – продолжает волгоградец. – Поминутно обсудили план. Кто возьмет лопату, кто будет нести носилки, кто уложит две шпалы и так далее. Работа занимала не больше 15 минут. Потом люди менялись. Постоянно на объекте находился начальник бригады, он прибывал в свинцовом вагончике и руководил процессом. Но даже при всей этой осторожности мы не ожидали, что так часто придется менять людей.

    Здоровые мужики, рабочие, способные тягать железные шпалы в одиночку, не выдерживали в зоне реактора и двух недель. Геннадию Дмитриевичу периодически приходилось возвращаться в Волгоград и набирать новых людей.

    Как-то командир попросил Геннадия Дмитриевича съездить в Припять, отвезти кое-какие документы. На руках у него были электронные часы. На въезде в город часы сошли с ума и стали показывать несуществующее время 58:98. Так реагировала на радиацию электроника, что говорить о человеческом организме. Припять для ликвидатора и поныне самое страшное воспоминание в жизни: брошенные у подъездов детские коляски, игрушки, которые никому не нужны, сохнувшее на балконах белье, которое никто уже не снимет.


    Не опускать руки

    – Нас постоянно кормили красными продуктами – помидорами, яблоками. Давали красные соки и вино, чтобы восстановить антитела в организме и не допустить лейкоза. Но многим это не помогло, – говорит Долженко. – До сих пор помню офицера 23 лет, который говорил нам «вы то свою жизнь прожили, а что теперь делать мне?».

    По словам Геннадия Дмитриевича, участие в ликвидации катастрофы на многих отразилось и психологически. Сам он, вернувшись домой, сразу попал на больничную койку, в легком было обнаружено затемнение – пришлось оперировать. После начали отказывать руки и ноги, мужчине 35 лет предлагали инвалидность и постоянное наблюдение у врачей. Но он не согласился.

    – Я не мог позволить себе быть инвалидом, у меня была семья, дочка, – объясняет ликвидатор. – Как бы мне не было больно и плохо, мне нужно было их кормить. На инвалидность я не согласился, но вот уже 30 лет принимаю нестероидные противовоспалительные препараты, иначе бы просто не выдержал постоянные боли в костях и суставах.

    Через два года после реабилитации Долженко получил второе высшее образование и стал юристом, начал помогать участникам катастрофы и вдовам отстаивать свои права.

    – Выбили мы тогда у государства миллионы рублей, – делится Геннадий Дмитриевич. – Позже своими силами открыл филиал московского института профсоюзов и академии труда и социальных отношений. До сентября преподавал в них несколько предметов. Сегодня уже на пенсии служу в общественной палате и защищаю права обиженных граждан. И вы знаете, чем больше я был занят, тем меньше думал обо всем, что со мной произошло.

    Маргарита Бабанова

    vv-34.ru

    Если Вам понравилась новость поделитесь с друзьями :

    html-cсылка на публикацию
    BB-cсылка на публикацию
    Прямая ссылка на публикацию

    Смотрите также:
     |  Просмотров: 2 289  |  Комментариев: (0)
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
    Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
    Информация
    Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.
    ПОНРАВИЛАСЬ НОВОСТЬ ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ:

    ВВЕРХ



    Бесплатная проверка работы вашего сайта
    Проверьте работу сайта с 20+ точек по всему миру!