. Чернобыльский Спас. Крымский портал чернобыльцев Жизнь в радиоактивной зоне. 60 лет после Кыштымской катастрофы » Чернобыльский Спас

ГЛАВНАЯ ЗАКОНЫ + НПА + ДОКУМЕНТЫ ОБЪЯВЛЕНИЯ, ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ ПУБЛИКАЦИИ СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ТВОРЧЕСТВО ВИДЕО МАТЕРИАЛ ГЛАС НАРОДА. ЗДОРОВЬЕ

ВОЙТИ ИСПОЛЬЗУЯ:


Facebook Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter

Симферополь:

Популярные статьи
  • ОБРАЩЕНИЕ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СОВЕТА ОТДЕЛЕНИЯ РООИ СОЮЗ "ЧЕРНОБЫЛЬ" РК В РАЗДОЛЬНЕНСКОМ РАЙОНЕ К ГЛАВЕ АДМИНИСТРАЦИИ РАЗДОЛЬНЕНСКОГО РАЙОНА В СВЯЗИ С ПРИБЛИЖАЮЩЕЙСЯ ДАТОЙ 30 НОЯБРЯ
  • Радиоактивные отходы под кустом
  • Бойцы невидимого фронта / Как снабжали Чернобыль
  • 5 свежих комментариев
    • pom4er.klim
      Написал(а): pom4er.klim
    • Александр Алексеевич
    • pom4er.klim
      Написал(а): pom4er.klim
    • pom4er.klim
      Написал(а): pom4er.klim
    • shichkin1967
      Написал(а): shichkin1967
    КНИГИ О ЧЕРНОБЫЛЕ





























    ФИЛЬМЫ О ЧЕРНОБЫЛЕ










    КЛИКНИТЕ ОТКРОЕТСЯ




















    НОВОСТИ МИРА






    Ближайшие события календаря в России


    Курс валют предоставлен сайтом old.kurs.com.ru

    www.radiobells.com #radiobells_script_hash







    ПОЧТА, ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ





    СЧЕТЧИКИ

    40 СТРАН, ГРАЖДАНЕ КОТОРЫХ ПОСЕТИЛИ САЙТ 20 И БОЛЕЕ РАЗ

    Flag Counter СЧЕТЧИК FC ВКЛЮЧЕН 07.07.2016

    Рейтинг@Mail.ru

    ОТЗЫВ О РАБОТЕ САЙТА



    ОЦЕНИТЕ САЙТ

    - Законы тщетно существуют для тех, кто не имеет мужества и средств защищать их. Томас Маколей - Закон должен быть краток, чтобы его легко могли запомнить и люди несведущие. Сенека - Законы и установления должны идти рука об руку с прогрессом человеческой души. Джефферсон Т. - Благо народа — вот высший закон. Цицерон - Полагаться на законы и к тому же понимать их положения — только так можно добиться согласия. Сюньцзы - Кто для других законы составляет, Пусть те законы первым соблюдает. Чосер Дж. - Крайняя строгость закона — крайняя несправедливость. Цицерон - Многочисленность законов в государстве есть то же, что большее число лекарей: признак болезни и бессилия. Вольтер - Законы подобны паутине: если в них попадется бессильный и легкий, они выдержат, если большой — он разорвет их и вырвется. Солон - Наряду с законами государственными есть еще законы совести, восполняющие упущения законодательства. Филдинг Г. - Мудрый законодатель начинает не с издания законов, а с изучения их пригодности для данного общества. Руссо Ж. - Знание законов заключается не в том, чтобы помнить их слова, а в том, чтобы постигать их смысл. Цицерон - Знать законы — значит воспринять не их слова, но их содержание и значение. Юстиниан - Законы пишутся для обыкновенных людей, потому они должны основываться на обыкновенных правилах здравого смысла. Джефферсон Т. - Хорошие законы могут исправить заблуждения в душе, счастливо рожденной и невоспитанной, но они не могут добродетелью оплодотворить худое сердце. Державин Г. Р. - Нет человека, стоящего выше или ниже закона; и мы не должны спрашивать у человека разрешения на то, чтобы потребовать от него подчиняться закону. Подчинение закону требуется по праву, а не выпрашивается, как милость. Рузвельт Т.

    КРЫМСКИЙ ПОРТАЛ ЧЕРНОБЫЛЬЦЕВ - ЧЕРНОБЫЛЬСКИЙ СПАС

    Уважаемые, посетители на нашем сайте силами участников ЛПК на ЧАЭС, однополчан, побратимов, родных и близких, крымчан пострадавших вследствие катастрофы на ЧАЭС, ПОРовцев, участников ликвидации последствий других ядерных аварий создается - электронной версии «Книги Памяти» - сводный поименный список умерших крымчан, подвергшихся воздействию радиации. Для входа в Книгу и внесения данных кликните в меню – Книга Памяти. Открыв ее следуйте инструкции размещенной в публикации. Спасибо всем за участие в создании Книги Памяти. Огромное спасибо лично Геннадию Анатольевичу Самбурскому из Джанкоя, первому откликнувшемуся на призыв о создании Книги.
      Жизнь в радиоактивной зоне. 60 лет после Кыштымской катастрофы
    30-09-2021, 11:35 | Автор: pom4er.klim | Категория: Публикации
    Жизнь в радиоактивной зоне. 60 лет после Кыштымской катастрофы
    29 сентября 1957 года случилась одна из самых крупных ядерных катастроф в мире — Кыштымская авария. Взрыв на комбинате "Маяк" и сброс радиоактивных отходов в окружающюю среду повлекли необратимые последствия. Тысячи людей бросили на ликвидацию, еще больше — переселили. И только несколько деревень так и остались нетронутыми и вот уже 60 лет борются за собственное выживание. Местные уверены: это был эксперимент по ядерному истреблению людей, другие считают — халатность местных чиновников. "Idel.Реалии" побывали в деревне Татарская Караболка, где практически каждый дом несет на себе отпечаток Кыштымской катастрофы.

    Деревня Татарская Караболка расположена всего в 30-40 километрах от комбината "Маяк", где 60 лет назад произошла одна из мощнейших ядерных катастроф. Эта тогда крупная деревня в четыре тысячи жителей оказалась одной из первых на пути огромного радиоактивного облака, которое потом растянется на три региона — Челябинскую, Свердловскую и Тюменскую области.

    Жизнь в радиоактивной зоне. 60 лет после Кыштымской катастрофы

    Татарская Караболка — село Кунашакского района Челябинской области. В двух часах езды от Екатеринбурга. Татары переселились в эти места в 1553-1556 годах с Камы и Волги, спасаясь от насильственной христианизации. Карабулак — с татарского "кара" — темная, черная или чистая и "булак" — приток, рукав реки. Население в 1957 году — 4 тысячи жителей; в 2010 году — 423 человека.

    Местные рассказывают, что те, кто был в момент аварии в поле на работах, мгновенно почувствовали себя плохо — из ушей и носа у них пошла кровь, кого-то стало рвать кровью. Большинство жителей деревни, увидев ядерное зарево, попрятались по домам и погребам, считая, что снова началась война.

    Жизнь в радиоактивной зоне. 60 лет после Кыштымской катастрофы

    ''Гринпис'' у нас был, много кто был! Столько журналистов. Теперь уже почти никто не приезжает. Ничего добиться не можем — все соседи умирают'', — говорит 71-летняя жительница Караболки Гульшара Исмагилова
    Прошло 60 лет, и на территории современной Караболки все еще живут люди. Только сейчас намного меньше — 423 человека, согласно переписи 2010 года. На первый взгляд это самая обычная деревня, коих на просторах России — тысячи. Ее отличают от других две вещи — восемь кладбищ и наличие онкобольного почти в каждом доме. Многочисленные эксперты, которые за 60 лет сотни раз приезжали в Караболку, установили, что заболеваемость раком здесь в пять-шесть раз выше, чем в среднем по стране.

    Когда умирают, у нас же мусульмане, они не хотят, чтобы их вскрывали, а им [властям] это только на руку. Поэтому не всегда официально заявляют, что человек болеет именно онкологией.

    — У нас восемь кладбищ в деревне. Если грубо подсчитать, то семь из них — только онкология. Дети болеют онкологией прямо с рождения. Вот у соседей родилась внучка, в два года обнаружили рак почки, сделали операцию и опухоль за месяц на девять сантиметров увеличилась. В Москву возили несколько раз, ремиссия началась, но в 13 лет она умерла, — рассказывает нам, сидя у себя дома, Гульшара Исмагилова.

    Жизнь в радиоактивной зоне. 60 лет после Кыштымской катастрофы

    ''Все могилы на кладбище — мусульманские. По мусульманской традиции жители просят, чтобы их родственников не вскрывали, а им [властям] это только на руку. Поэтому не всегда официально заявляют, что человек болеет именно онкологией''
    Она долго перечисляет и показывает фотографии, кто в ее семье от чего умер за последние шесть десятков лет.

    — Это папина сестра, у нее онкология — удалены все женские половые органы. Мама — онкология по-женски и щитовидка. Вот мой брат, в 56 лет умер. У него онкология желудка. Нас обследуют, но, когда умирают, у нас же мусульмане, они не хотят, чтобы их вскрывали, а им [властям] это только на руку. Поэтому не всегда официально заявляют, что человек болеет именно онкологией. У меня — онкология печени.

    Женщина рассказывает, что многие из местных уже из деревни уехали, но хоронить всех привозят именно сюда.

    "МАЯК" И КЫШТЫМСКАЯ КАТАСТРОФА
    Комбинат "Маяк" начал свою работу еще в 1948 году как завод по производству оружейного плутония. Эксперты отмечают три этапа загрязнения территории, в которую попала Татарская Караболка.

    Жизнь в радиоактивной зоне. 60 лет после Кыштымской катастрофы

    Первый этап — сброс жидких радиоактивных отходов в речку Теча, производившийся с марта 1949 по ноябрь 1951 года. За это время в реку сбросили не менее 2,8 миллионов кюри. Облучению подверглись 124 тысячи человек в 41 населенном пункте (информация из исследования "Муслюмово: итоги 50-летнего наблюдения" Уральского научно-практического центра радиационной медицины под редакцией А.В. Аклеева и М.Ф. Киселева.) Часть населения (около восьми тысяч человек) тогда эвакуировали, но некоторые деревни — Муслюмово, Бродокалмак, Русская Теча и другие — остались на месте.

    Второй этап — сама Кыштымская катастрофа. 29 сентября 1957 года в пятом часу вечера на атомном комбинате "Маяк", расположенном в закрытом городе Челябинск-40 (ныне Озерск), прогремел мощный взрыв. В результате на территорию на северо-востоке от него было выброшено 20 миллионов кюри атомных отходов, при аварии на Чернобыле было выброшено примерно 50 миллионов кюри. Радиацией было заражено 23 тысячи квадратных километров земли, а под облаком оказались 270 тысяч человек. Облако состояло из Стронция-90.

    И третий этап — разнос радиоактивной пыли с озера Карачай. Оно выступало хранилищем для среднеактивных отходов. Весной 1967 года озеро обмельчало, обнажив дно. Тогда в атмосферу вынесло 0,6 млн кюри радиоактивности. Ее разнесло на площади 2,7 тысячи квадратных километров, на территории проживали 42 тысячи человек.

    Катастрофа 29 сентября 1957 года была самой крупной. Ее назвали Кыштымской по ближайшему к Челябинску-40 городу. Дело в том, что Челябинск-40 был засекреченным городом, и информация о нем фигурировала только в секретных документах.

    Мы просто хотим, чтобы людей признали, хотя бы на старости лет, ликвидаторами. Хотим, чтобы перед смертью они почувствовали, что государство их признало. Нужно только это. Дело не в деньгах.

    Кстати, о самой катастрофе узнали тоже не сразу. Основная информация поступала лишь от ликвидаторов, которых свезли на Урал со всей страны. Официальной позиции от властей не было вплоть до 1989 года. Только тогда на сессии Верховного Совета СССР подтвердили, что 32 года назад произошла эта катастрофа.

    Сейчас Кыштымская катастрофа уступает по тяжести только Чернобыльской и Фукусимской.

    Жизнь в радиоактивной зоне. 60 лет после Кыштымской катастрофы

    На западе многие узнали об этой трагедии после выставки нидерландского фотографа Роберта Кнота (Robert Knoth). В 2001 году Кнот был в районе загрязнения и запечатлел этого мальчика по имени Рамзис Файзуллин, а также многих других тяжело больных людей, которых сегодня уже нет в живых.
    ОДИН В ПОЛЕ
    Гульшара Исмагилова родилась в 1946 году. В день аварии ей было всего 11 лет. В тот день утром она вместе с одноклассниками работала в поле. Потом вернулись в школу, просидели на уроках. Во время одного из последних занятий и прогремел взрыв. Все вокруг затряслось, и все побежали по домам.


    Прошло несколько дней, и школьников вновь собрали в школе и отправили на поля. Только в этот раз задача была не выкапывать картошку, а закапывать ее обратно в землю. Через несколько дней их снова отправляли на это самое поле и заставляли выкапывать и закапывать корнеплоды в новое место. Время было послевоенное, и еды было не так много, поэтому, чтобы местные не выкопали картошку, ее таким образом прятали.

    Как говорят местные жители, через еще несколько дней пришли люди, одетые в химзащиту. Проверили всю территорию, дома, скотину и, пообещав, что вскоре вернутся для переселения всей деревни, ушли. Больше в деревне их никто не видел.

    Рядом находится другая деревня — Русская Караболка. Ее жителей тогда переселили. Дома разрушили, скот убили и все закопали.

    Жители Татарской Караболки только в начале 90-х из газет узнали, что они живут в зоне заражения и что попали под облучение Кыштымской аварии. Вот только в документах значилось, что они, как и жители десятка других деревень, переселены еще в 1959 году.

    Жизнь в радиоактивной зоне. 60 лет после Кыштымской катастрофы

    Все эти годы Гульшара Исмагилова прожила в Караболке. Работала медсестрой, а после стала председателем местного сельского поселения (до 2010 года). Пойти в "политику" ее заставила как раз та несправедливость, которую жители ее родной деревни ощутили сполна
    — У нас нет никакой поддержки, — рассказывает Исмагилова. — С 2005 по 2010 год я работала председателем сельского совета и депутатом. За это время я обратилась во все возможные инстанции. В Москве была в 12 министерствах! Обращались к Путину. Он обещал, что расселят, но, как видите, мы все еще тут.

    Потом выяснилось, что в cоветское время исполком Челябинского областного совета депутатов трудящихся своим решением №546 от 29 сентября 1959 года "переселил" Татарскую Караболку к концу 50-х годов. Деревня исчезла с карт и появилась только меньше 20 лет назад. Тогда-то мир и узнал, что в 30 км от эпицентра взрыва оставили непереселенными несколько деревень.

    — Почти все радиоактивные вещества из организма со временем исчезают, самое долгое — 35 лет. Нас стали проверять только в 1993 году, в 2000 году проверяли. Потом стало понятно, что деревья накапливают радиацию, их сжигать нельзя было, а мы жгли — газа не было в деревне. Много лет добивались, чтобы его провели и вот, только в прошлом году получилось. Нам, как пострадавшим районам, должно было быть бесплатно, но с нас взяли 160 тысяч, — рассказывает женщина.

    Жизнь в радиоактивной зоне. 60 лет после Кыштымской катастрофы

    Жизнь в радиоактивной зоне. 60 лет после Кыштымской катастрофы


    Согласно отчету "Гринпис" под названием "Маяк" — трагедия длиною в 50 лет", еще в 2007 году уровень загрязнения данной территории по стронцию-90 не превышал три кюри на квадратный километр, что не давало уже тогда возможности для переселения, так как по закону "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", отселение возможно только при загрязнении стронцием-90 свыше трех кюри на квадратный километр.

    По мнению представителей руководства Челябинской области, "радиационная нагрузка на население на территориях, прилегающих к Восточно-Уральскому радиоактивному следу, ниже регламентной".

    — У нас тут и ферму строили рядом, потом, правда, перестали, теперь предприниматель гусей разводит. Люди не знают, как питаться, как жить. Их оставили здесь умирать, как подопытных кроликов, — уверена Исмагилова. — Вокруг у нас все — инвалиды. Людям по 20-30 лет, а у них уже инвалидность. За фермой у нас есть захоронение скота.

    Жизнь в радиоактивной зоне. 60 лет после Кыштымской катастрофы

    В деревне запретили пить из колодцев, обещали привозить воду для нужд деревни. Потом власти поняли, что это нереально, и во время новогодних каникул снова "проверили". Сказали, что можно пить из колодца
    Жителей деревни не только не переселили, но и не признали ликвидаторами. Поэтому Гульшара Исмагилова на протяжении многих лет судилась с властями, чтобы доказать, что она и ее соседи — ликвидаторы. Для некоторых, в том числе и для себя, этот статус ей удалось отстоять.

    — Это машина истребления людей. Нам как-то запретили пить из колодцев, обещали привозить воду для нужд деревни. Потом они поняли, что это нереально и во время новогодних каникул снова "проверили". Сказали, что можно пить из колодца. Все, на этом конец — ничего не изменилось. Река загрязнена, — рассказывает женщина.

    Жизнь в радиоактивной зоне. 60 лет после Кыштымской катастрофы

    Только в 90-е жителям объяснили, что дерево накапливает радиацию и что его нельзя сжигать. Газ в Татарскую Караболку провели только в 2016 году
    — "Гринпис" у нас был, много кто был! Столько журналистов. Теперь уже почти никто не приезжает. Ничего добиться не можем — все соседи умирают. Мы просто хотим, чтобы людей признали, хотя бы на старости лет, что они были ликвидаторами. Хотим, чтобы перед смертью они почувствовали, что государство их признало. Нужно только это. Дело не в деньгах — денег там 560 рублей в месяц за то, что ты ликвидатором был. Плюс еще две тысячи рублей монетизации — коммуналка, проезд и так далее. Хотя бы это дали.

    В 2005 году суд постановил, что "Маяк" несет угрозу здоровью людей и окружающей среде. Тогда же директор ПО "Маяк" Виталий Садовников был привлечен к уголовной ответственности за слив в реку Теча нескольких десятков миллионов кубометров жидких радиоактивных отходов. В 2006 году он был амнистирован в связи со 100-летием Государственной Думы.

    Текст: Регина Хисамова. Фото: Сергей Потеряев.

    https://www.currenttime.tv/a/28769685.html?fbclid=IwAR1qHWgeSors8f_yznhaOa6X5eKha52R5KXkbNd6bP8sGGGgNrY1-6KrfTE

    Если Вам понравилась новость поделитесь с друзьями :

    html-cсылка на публикацию
    BB-cсылка на публикацию
    Прямая ссылка на публикацию

    Смотрите также:
     |  Просмотров: 97  |  Комментариев: (0)
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
    Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
    Добавление комментария
    Ваше Имя:
    Ваш E-Mail:
    Код:
    Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
    Введите код:







    ПОНРАВИЛАСЬ НОВОСТЬ ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ:


    ГЛАВНАЯ







    Яндекс.Метрика Цена chernobyl-spas.info Траст chernobyl-spas.info Настоящий ПР chernobyl-spas.info Monitorus. Мониторинг сайтов и серверов. chernobyl-spas.info Alexa/PR chernobyl-spas.info IKS Monitorus. Мониторинг сайтов и серверов.