. Чернобыльский Спас. Крымский портал чернобыльцев На раздорожье будущего: чем живет зона отчуждения » Чернобыльский Спас

ГЛАВНАЯ ЗАКОНЫ + НПА + ДОКУМЕНТЫ ОБЪЯВЛЕНИЯ, ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ ПУБЛИКАЦИИ СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ТВОРЧЕСТВО ВИДЕО МАТЕРИАЛ ГЛАС НАРОДА. ЗДОРОВЬЕ

ВОЙТИ ИСПОЛЬЗУЯ:


Facebook Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter

Симферополь:

Популярные статьи
  • ОБРАЩЕНИЕ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СОВЕТА ОТДЕЛЕНИЯ РООИ СОЮЗ "ЧЕРНОБЫЛЬ" РК В РАЗДОЛЬНЕНСКОМ РАЙОНЕ К ГЛАВЕ АДМИНИСТРАЦИИ РАЗДОЛЬНЕНСКОГО РАЙОНА В СВЯЗИ С ПРИБЛИЖАЮЩЕЙСЯ ДАТОЙ 30 НОЯБРЯ
  • Радиоактивные отходы под кустом
  • 5 свежих комментариев
    • pom4er.klim
      Написал(а): pom4er.klim
    • Александр Алексеевич
    • pom4er.klim
      Написал(а): pom4er.klim
    • pom4er.klim
      Написал(а): pom4er.klim
    • shichkin1967
      Написал(а): shichkin1967
    КНИГИ О ЧЕРНОБЫЛЕ





























    ФИЛЬМЫ О ЧЕРНОБЫЛЕ










    КЛИКНИТЕ ОТКРОЕТСЯ




















    НОВОСТИ МИРА






    Ближайшие события календаря в России


    Курс валют предоставлен сайтом old.kurs.com.ru

    www.radiobells.com #radiobells_script_hash







    ПОЧТА, ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ





    СЧЕТЧИКИ

    40 СТРАН, ГРАЖДАНЕ КОТОРЫХ ПОСЕТИЛИ САЙТ 20 И БОЛЕЕ РАЗ

    Flag Counter СЧЕТЧИК FC ВКЛЮЧЕН 07.07.2016

    Рейтинг@Mail.ru

    ОТЗЫВ О РАБОТЕ САЙТА



    ОЦЕНИТЕ САЙТ

    - Законы тщетно существуют для тех, кто не имеет мужества и средств защищать их. Томас Маколей - Закон должен быть краток, чтобы его легко могли запомнить и люди несведущие. Сенека - Законы и установления должны идти рука об руку с прогрессом человеческой души. Джефферсон Т. - Благо народа — вот высший закон. Цицерон - Полагаться на законы и к тому же понимать их положения — только так можно добиться согласия. Сюньцзы - Кто для других законы составляет, Пусть те законы первым соблюдает. Чосер Дж. - Крайняя строгость закона — крайняя несправедливость. Цицерон - Многочисленность законов в государстве есть то же, что большее число лекарей: признак болезни и бессилия. Вольтер - Законы подобны паутине: если в них попадется бессильный и легкий, они выдержат, если большой — он разорвет их и вырвется. Солон - Наряду с законами государственными есть еще законы совести, восполняющие упущения законодательства. Филдинг Г. - Мудрый законодатель начинает не с издания законов, а с изучения их пригодности для данного общества. Руссо Ж. - Знание законов заключается не в том, чтобы помнить их слова, а в том, чтобы постигать их смысл. Цицерон - Знать законы — значит воспринять не их слова, но их содержание и значение. Юстиниан - Законы пишутся для обыкновенных людей, потому они должны основываться на обыкновенных правилах здравого смысла. Джефферсон Т. - Хорошие законы могут исправить заблуждения в душе, счастливо рожденной и невоспитанной, но они не могут добродетелью оплодотворить худое сердце. Державин Г. Р. - Нет человека, стоящего выше или ниже закона; и мы не должны спрашивать у человека разрешения на то, чтобы потребовать от него подчиняться закону. Подчинение закону требуется по праву, а не выпрашивается, как милость. Рузвельт Т.

    КРЫМСКИЙ ПОРТАЛ ЧЕРНОБЫЛЬЦЕВ - ЧЕРНОБЫЛЬСКИЙ СПАС

    Уважаемые, посетители на нашем сайте силами участников ЛПК на ЧАЭС, однополчан, побратимов, родных и близких, крымчан пострадавших вследствие катастрофы на ЧАЭС, ПОРовцев, участников ликвидации последствий других ядерных аварий создается - электронной версии «Книги Памяти» - сводный поименный список умерших крымчан, подвергшихся воздействию радиации. Для входа в Книгу и внесения данных кликните в меню – Книга Памяти. Открыв ее следуйте инструкции размещенной в публикации. Спасибо всем за участие в создании Книги Памяти. Огромное спасибо лично Геннадию Анатольевичу Самбурскому из Джанкоя, первому откликнувшемуся на призыв о создании Книги.
      На раздорожье будущего: чем живет зона отчуждения
    18-09-2021, 09:20 | Автор: pom4er.klim | Категория: Публикации
    На раздорожье будущего: чем живет зона отчуждения
    Что она собой представляет и как ее можно использовать с пользой

    Забытая территория, опасное место, приманка для сталкеров, потенциальный бизнес-объект... Будущее зоны отчуждения еще не определено, а ее настоящее наполнено вызовами, вопросами и потенциалом, реализовать который не под силу одной организации и даже стране. Поскольку Киево-Могилянская бизнес-школа исследует большие системы через призму взаимодействия между различными игроками, зона отчуждения стала направлением для очередного учебного модуля групп РМВА-22 ЕМВА-35 и ЕМВА-36. А в рамках подготовки к модулю участники пообщались с Виталием Петруком, который был председателем Государственного агентства Украины по управлению зоной отчуждения с 2015 по 2019 год, а сейчас является заместителем председателя ГП «АМПУ» по экономике.

    О зоне отчуждения
    Зона отчуждения – это не только ЧАЭС. Сама ЧАЭС – это ядерный объект, станция. А зона отчуждения – это 265 000 га, то есть территория, сопоставимая с территорией такой европейской страны, как Люксембург. Здесь функционирует около десятка государственных предприятий, на которых работают до 7000 человек (ЧАЭС – самое большое из них). Для меня зона отчуждения – это прежде всего крупный промышленный объект.

    Но дело в том, что на этой территории лишь 5% «принадлежат» людям: они ведут там хозяйственную деятельность (это промышленные объекты ЧАЭС, Хранилище отработанного ядерного топлива-2, промышленные объекты Комплекса «Вектор», Централизованное хранилище отработанного ядерного топлива НАЭК «Энергоатом», места временного хранения и локализации радиоактивных отходов, городок Чернобыль, предназначенный для проживания вахтового персонала и т. д.). А остальные зоны отчуждения принадлежат сама себе, и пребывание человека на этой территории законодательно ограничено. До недавнего времени у нас там даже иногда не было границы с Беларусью, ее физическое устройство началось лишь два-три года назад.

    Само понятие «зона отчуждения» и ее форма возникли после аварии на ЧАЭС в результате радиационного загрязнения. Из-за взрыва на ЧАЭС на прилегающей территории были разбросаны радиоактивные отходы, в частности трансурановые элементы, период полураспада которых – 24 000 лет (что делает невозможным «нормальное» пребывания и проживание человека в этом месте). В отличие от японской «Фукусимы», у нас это загрязнение очень неоднородно и имеет другую природу. Так, на «Фукусиме» загрязнение произошло преимущественно цезием, период полураспада которого составляет всего 30 лет. Теоретически пройдет два-три периода полураспада – и японцы смогут вернуться к нормальному хозяйствованию на своей территории.

    Впрочем, у нас не все так плохо: сильное загрязнение наблюдается только в радиусе 10 км от ЧАЭС (это около 15% зоны отчуждения), остальные территории, или так называемая 30-километровая зона, благодаря размеру и административному ограничению на вход выполняют функцию буфера или природного барьера между 10-километровой зоной и остальной территорией Украины.
    На раздорожье будущего: чем живет зона отчуждения


    Зона отчуждения в будущем будет оставаться так же стратегически сегментированной: ближайшая территория вокруг ЧАЭС (10-километровая зона), где находятся все промышленные объекты обращения с радиоактивными отходами, – это территория специального промышленного использования. Жить на ней запрещено, возможно лишь краткосрочное контролируемое пребывания для выполнения работ. А остальная территория вокруг – это Чернобыльский биосферный радиационно-экологический заповедник.

    Создание вне 10-километровой зоны в 2016 году Чернобыльского заповедника было сознательным шагом власти: мы должны были найти ответ на вопрос «Что делать с этой территорией, каков ее статус?». Когда она стала заповедником, уже было понятно, как с ней обращаться: охранять растительность и животных, допускать ученых для исследований и т. д. Ранее проведение исследований, в частности международными институтами, было практически невозможно из-за законодательных ограничительных норм, заложенных еще советской властью.

    Таким образом, сейчас зона отчуждения развивается в двух направлениях: заповедник и промышленное использование.

    О захоронении отходов
    Промышленное использование означало, во-первых, снятияе ЧАЭС с эксплуатации, а во-вторых, обращение с радиоактивными отходами. На самом деле наше Агентство должно решать сам вопрос захоронения отходов. Ведь Украина входит в десятку крупнейших ядерных стран мира, у нас есть атомные электростанции, и отходы нужно где-то хранить.
    На раздорожье будущего: чем живет зона отчуждения


    Атомная энергетика работает таким образом, что одни организации создают ядерное топливо, другие (атомные станции) его используют, а третьи занимаются отходами. Тот, кто генерирует отходы, не имеет права их захоранивать. Более того, это нельзя делать без согласования с местными общинами, поскольку создает большие риски для людей. А в зоне отчуждения мы уже имеем загрязненную территорию, подготовленный персонал, поэтому логично размещать здесь инфраструктуру для переработки и хранения радиоактивных отходов.

    Любое отработанное ядерное топливо должно «отстояться»: оно выделяет тепло и может делать это более сотни лет. Кроме того, оно имеет много микро- и макроэлементов, которые потенциально можно использовать повторно. Например, уран в ядерной топливной сборке вырабатывается только на 5–7%. Многие страны сохраняют отработанное топливо в надежде, что возникнут новые технологии, которые будут экономически выгодными для повторного использования этих элементов.

    По моему мнению, основная задача предприятий зоны отчуждения – сформировать такую ​​инфраструктуру для хранения ядерных отходов, которая будет безопасной для граждан Украины. Проблема в том, что для этого нужны немалые деньги.

    О «чужих» отходах
    Общество сейчас опасается, что зона отчуждения станет хранилищем для радиоактивных отходов со всего мира. Но на самом деле следует различать отработанное ядерное топливо (которое должно отстаиваться и может перерабатываться) и радиоактивные отходы (они бывают очень разные, с очень разными периодами полураспада). Вторую категорию из других стран принимать нецелесообразно, к тому же существует прямой запрет в законодательстве.

    Первую – теоретически можно было бы, таким бизнесом занимается ряд стран (Великобритания, Россия и т. д.). Но для наших потенциальных заказчиков это стоило бы очень дорого, потому что у нас очень строгие законодательные требования.

    О вызовах
    До 2018 года ни одного инфраструктурного объекта для обращения с радиоактивными отходами за бюджетные средства Украины построено не было. Все, что создавалось, финансировало международное сообщество. Это не было альтруизмом с их стороны, скорее вполне рациональные соображения: «Лучше построить хранилища здесь, лишь бы какая-то «грязная» бомба потом не попала к нам». Дошло до того, что за деньги международного сообщества у нас были построены современные промышленные объекты обращения с радиоактивным отходами, а у нас не было средств на их функционирование, на зарплату персонала и даже на топливо для автомобилей, которые должны были перевозить отходы в эти хранилища.
    На раздорожье будущего: чем живет зона отчуждения


    Это произошло потому, что в 2010 году правительство Николая Азарова направило деньги из Фонда обращения с радиоактивными отходами (в который делали отчисления атомные электростанции) в общий бюджет для «латания дыр». И когда я пришел на должность председателя Агентства в 2015 году, то получил в наследство миллионные долги по зарплатам, оплате за газ и отсутствие финансирования для инфраструктуры.

    В конце концов, нам удалось внести изменения в нормативные документы и получить 1 млрд грн ежегодных поступлений из Фонда обращения с радиоактивными отходами для выполнения первоочередных задач по обращению с РАО. Но появилась другая проблема: зарплаты у нас невысокие, поэтому молодые специалисты, которые благодаря международной финансовой помощи проходили обучение (например, в Чехии) для управления построенными международным сообществом объектами по обращению с радиоактивными отходами, возвращались и увольнялись. И даже увеличение зарплат проблему не решало. Нужно менять систему, пересматривать бизнес-процессы.

    О креативных решениях
    В 2015 году на зону отчуждения не выделили денежные средства для оплаты газа, и в конце года мы оказались под угрозой невозможности начать отопительный период на ЧАЭС. Пробовали решать этот вопрос в ручном режиме с правительством, но опоздали на несколько часов, и началось размораживание ЧАЭС, трубы стали прорываться из-за холода. Французы даже эвакуировали своих сотрудников, а мы как-то пытались исправить ситуацию.

    К счастью, с погодой повезло – и удалось локализовать проблему. Но надо было принимать нестандартные принципиальные решения: как действовать дальше, чтобы не допустить подобного в будущем. Мы решили оптимизировать используемые помещения (из почти 140 оставить 37, часть персонала перевели с промышленной площадки ЧАЭС в зоне отчуждения в город Славутич), а еще перейти на электроэнергию вместо газа.

    Кроме того, инженеры предложили использовать тепло, которое выделяет отработанное ядерное топливо для подогрева технического водоснабжения через теплообменник. Эффект превзошел все ожидания: у нас почти не увеличилось энергопотребление, а на оплате за газ мы начали экономить.

    Об успешном кейсе
    На момент, когда я пришел в Государственное агентство по управлению зоной отчуждения, завершалось строительство двух крупных инфраструктурных проектов: нового безопасного конфайнмента, то есть изолирующего сооружения над четвертым энергоблоком (стоимостью 1,5 млрд евро), и хранилища отработанного ядерного топлива (оно стоило почти 0,5 млрд евро). Оба объекта строились на средства международного сообщества (47 стран-доноров), а финансовым модератором выступал ЕБРР. Это был очень масштабный и успешный кейс. Стоит лишь вспомнить, что новый конфайнмент – это самое большое арочное подвижное сооружение и современный подобный объект в мире, который не имеет аналогов.

    Интересным был и процесс возведения обоих сооружений. Сначала сюда приехали французы, и большинство работников были иностранцами. А в конце объекты достраивали почти одни украинские подрядчики.

    Что делать с территорией зоны отчуждения дальше?
    Социальное вопрос был одним из главных, которые я перед собой поставил в 2015-м. Что делать с людьми, которые живут на прилегающих территориях? Ведь города и городки вроде Иванкова и Славутича получают большую часть доходов от промышленных объектов в зоне отчуждения.
    На раздорожье будущего: чем живет зона отчуждения


    Моя идея заключалась в том, чтобы «затянуть» сюда какую-то активность. Первым вариантом была альтернативная энергетика, на которую тогда был настоящий бум. В зоне отчуждения есть большие территории, где не будут жить люди или вести там сельское хозяйство. А также там есть рабочая электросеть.

    Для альтернативной энергетики важна компенсация перепадов напряжения (скажем, когда солнца или ветра нет), и это может обеспечить Днепровская ГЭС и ТЭЦ в Украинке. Потребитель (Киев) – рядом. Выглядело так, что это будет лучший вариант полезной активности в зоне отчуждения. Я мечтал построить большую солнечную станцию, уже были потенциальные зарубежные инвесторы. Но все застопорилось, в частности из-за бюрократических препон. Эта идея завершилась тем, что мы построили небольшие солнечные станции на ЧАЭС и в городе Чернобыль. Впрочем, я верю, что этот проект когда-то еще будет реализован.

    Главная проблема нахождения людей в зоне отчуждения – это безопасность. Там можно работать, но соблюдая жесткие правила. Поэтому не любая деятельность подойдет. Альтернативная энергетика и переработка отходов – перспективные направления. А еще – туризм.

    Сначала туристов возили и государственное предприятие, и частные компании, но это выглядело как конфликт интересов. Поэтому мы решили: государство будет давать разрешения, а остальное делать бизнес (тем более что он более клиентоориентированный). Этот шаг вызвал быстрый рост: если в 2015-м туристов приехало меньше 7000, то в 2016-м – уже 16 000, в 2017-м – 37 000, а за несколько лет эта цифра достигла 124 000 человек в год.

    Когда государство отошло в сторону, частные компании запустили развитие туристической сферы. Кто-то хотел построить отель, кто-то – создать столовую, магазин, туалет и т. д. Оказалось, что бизнесу все это сделать проще, чем государственному предприятию, которое должно для каждого случая запускать тендер. А еще частные компании часто действуют качественнее и придумывают интересные решения.

    ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА https://mind.ua/ru/publications/20231076-na-razdorozhe-budushchego-chem-zhivet-zona-otchuzhdeniya

    Если Вам понравилась новость поделитесь с друзьями :

    html-cсылка на публикацию
    BB-cсылка на публикацию
    Прямая ссылка на публикацию

    Смотрите также:
     |  Просмотров: 120  |  Комментариев: (0)
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
    Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
    Добавление комментария
    Ваше Имя:
    Ваш E-Mail:
    Код:
    Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
    Введите код:







    ПОНРАВИЛАСЬ НОВОСТЬ ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ:


    ГЛАВНАЯ







    Яндекс.Метрика Цена chernobyl-spas.info Траст chernobyl-spas.info Настоящий ПР chernobyl-spas.info Monitorus. Мониторинг сайтов и серверов. chernobyl-spas.info Alexa/PR chernobyl-spas.info IKS Monitorus. Мониторинг сайтов и серверов.